Новости
27 октября 2017, 20:06

Земля оптимистов

Почему жители села Большой Куяш считают Покров своим главным праздником?

Слово «куяш» в башкирском языке означает «солнце». Озеро-солнце встретило нас пасторальной картиной: огромные ивы (полтора метра толщиной) наклонились к воде, переплелись ветвями, как гигантские змеи, и на одной такой змее рыбачит церковный староста Александрыч. Он в Куяше знает каждого жителя, все поля и дороги, потому что несколько десятилетий проработал в местном совхозе, от конюха до управляющего дошел.

«У озера нашего стратегическое расположение: на Сибирском тракте, – рассказывает Владимир Александрович Алемасов. – На этом самом месте была смена лошадей, и в 17 веке помещик Турчанинов привез сюда крепостных, чтобы выращивали фураж: овес, ячмень».

Так в 1776 году появилось пока еще безымянное село. Население составляли выходцы из Пензы, Нижнего Новгорода и Тамбовской губернии. До сих пор тут полсела слегка акает, а другая – окает.

Кому помешало Покровское?

В 1812 году, когда Наполеон двинулся в нашу сторону и только-только перешел Неман, в далеком уральском селе заложили храм в честь Покрова Божией Матери. В надежде, что Богородица защитит русскую землю. С тех пор село получило имя: Покровское.

«В 1936-39 годах церковь начали рушить, а село переименовали в Большой Куяш, – рассказывает коренная жительница Ирина Обжорина. – Мой папа 43 года проработал тут директором школы, рассказывал очень много интересного. Ходила легенда, что из подвалов храма шел тоннель, он был прорыт под озером и выводил на противоположную сторону, в деревню Голубинка. Вроде бы народ так готовился на случай прихода врага».

Тоннель под озером пока никто не нашел, зато мы своими глазами видели хитрую систему переходов в доме одного старожила. Из жилого помещения есть потайной ход к хозяйственным постройкам, а оттуда – несколько дверей на задворки и в огороды. В общем, нам показалось, что у куяшских жителей всегда наготове пути к отступлению.

Ирина Обжорина работает директором школы в селе Метлино. Долгое время она собирала и записывала рассказы куяшских старожилов. Например, как на Покров, когда выпал первый снежок, большевики раскулачивали зажиточные семьи. Про то, что даже в советские времена куяшские бабушки на Пасху катали деревянные яйца. А уж по домам крашенки делали почти в каждой семье, тайком.

«Церковь всегда была святым местом, – говорит Ирина Обжорина. – Церковь не дает убить наши деревни. У меня до сих пор перед глазами деревня Темряс: очень красивая, дома стоят вдоль реки, возле каждого дома – черемуха. Но храма там не было, и деревня умерла. А в Урукуле была церковь, и село сохранилось. И нас тоже хранит Богородица, мы это чувствуем».

Несколько лет назад жители начали восстанавливать свои храмы. Кроме Покровского, здесь есть еще и малая церковь Рождества Христова – в форме ковчега. И первым, кто пришел на руины и взялся за инструмент, был директор школы Сергей Дмитриевич Прокопьев. Долгое время священники в Куяше были приезжие, но недавно появился свой, сельский поп – отец Игорь Марков. Он мужественно бросил город, купил столетний домик и даже завел хозяйство.

«Радостно, что все чаще в храм стали приходить дети, – говорит отец Игорь. – Они у нас как дети полка: все их любят, подкармливают конфетами. Есть один малыш, Ванечка, мама его на клиросе поет, а он на ее ногах сидит, как пингвинчик».

Тот самый хлеб

Землю жители Большого Куяша любили.

«Совхоз был крепкий, 800 человек только на одном отделении работали, – вспоминает бывший управляющий Владимир Алемасов. – Три фермы было, летом по 40 тонн молока каждый день в Челябинск отправляли».

А потом произошла оптимизация всего, и стал Большой Куяш обычным хиреющим селом. Но каким-то чудом сохранилась здесь пекарня, 1961 года постройки, с огромной угольной печью и настоящим русским хлебом. Его замешивают вручную, используя особую деревенскую закваску.

Местные пекари не признают никаких новых технологий и с гордостью заявляют: «Вкус нашего хлеба не менялся с 1961 года!»

Так что если вы когда-нибудь будете проезжать по трассе Челябинск-Екатеринбург, заверните в Большой Куяш, чтобы вспомнить тот самый вкус. Из детства.

Мартын и чёрные брови

В центре села есть лужа-не-лужа, болото-не-болото. В общем, водоем. Зимой тут ставят ёлку, а в остальное время пасут гусей. Здесь мы и встретили Валентину Степановну. В одной руке у неё железная лыжная палка, в другой – складной стульчик, а следом как собачка бежит красивый кучерявый козёл. Увидев нас, козёл зачем-то показывает нам свой длинный язык.

«Ну, Мартын, ни одну женщину не пропустит!» – сквозь деланное возмущение хозяйки прорывается гамма чувств: и восхищение, и любовь.

Пока мы любуемся Мартыном, подбегают остальные козы: Марта, Мила, Майя.

«Мы их вдвоем пасем, – докладывает Валентина Степановна. – Сейчас подружка подойдет, у нее еще больше коз». На небольшое столпотворение подтянулось несколько деревенских собак, но Валентина Степановна ловко отбила их вялую атаку лыжной палкой. А вот и подруга. Сначала мы увидели потрясающие, черные, изогнутые и тоненькие брови, а потом и остальную красоту.

«О! Какая же вы красавица! В молодости, наверное, мужики штабелями падали!» – совершенно искренне восхищаемся мы пастушкой Нургаян. Она смеется: «Да вроде ни одного о лежачего не видела!», а потом рассказывает, что коз держит для детей и внуков. Раз в неделю приезжают из города за экологически чистой едой. Дружные старушки показали нам шалаш, который сделали себе на лето. Там они прячутся от палящего солнца и вяжут ребятишкам носки и варежки. Пока мы болтали, Мартын вдумчиво смотрел в тревожную даль. В Куяше вообще много философов…

Тайны сельского клуба

На стене сельского клуба висит загадочная табличка: «График работы Куяшского ДК 8:30 – 17:12». Библиотека тоже закрывает свои двери в таинственные 18 часов 12 минут.

«Мы не знаем, почему такой график, нам таблички из района прислали», – сказали нам клубные работники и библиотекарь.

Оба очага культуры расположены в старинном здании, построенном на средства русского мецената Флорентия Павленкова.

«Флорентий Федорович был просветителем и книгоиздателем, – поведала завуч Куяшской средней школы Татьяна Прищепа. – Весь свой капитал он завещал на устройство бесплатных библиотек в деревнях. На его деньги в России с 1901 по 1911 годы было построено две тысячи народных читален».

Похоже, Павленков любил свой народ: здание такое добротное, что простоит еще не одно столетие.

Поскольку в селе нет у клубных работников площадки для выступления, колесят неунывающие клубные работники по окрестным деревням, поют народные и эстрадные песни.

«Свой коллектив мы назвали «Девчата», – говорит директор Ирина Вакенгут. – И люди его уже полюбили. Приходят, просят провести вечер. В деревне же некуда больше идти, вот мы и стараемся раз в два месяца проводить вечера. Последний был – праздник осени».

Дух осени еще витает в клубе: под потолком покачиваются принесенные из дома зонтики и засушенные кленовые листья. Природные дары – листья, веточки, камушки – здесь самый ходовой материал, детские кружки на них только и держатся.

Мы замечаем на полу огромный железный сейф, еще, наверное, хрущевских времен. «Тут мы храним самый ценный реквизит, – объяснили культурные работницы. – Костюмы деда Мороза и Снегурочки». Иногда односельчане помогают клубу с оборудованием.

Вся правда о пиявках

Библиотекарь в Большом Куяше один, а читателей – 523. И по старой традиции, заведенной еще прежним библиотекарем, к не ходячим старикам и инвалидам книги привозят на дом.

«Люди у нас любят читать, детскую литературу сразу разбирают, – рассказывает библиотекарь Анна Андреева. – В этом полугодии было свежее поступление: «Самый полный справочник пчеловода», «Гирудотерапия», «История башкирских народов» и Правила дорожного движения».

Библиотекарь Анна еще и уборщица на общественных началах, и хранитель музея. Если когда-нибудь клуб со своими балалайками переедет в новое здание, и освободятся помещения, Анна Анатольевна достанет из запасников старинные утюги и народные костюмы.

«Ограниченно работоспособна»

Когда-то село Покровское было крепким, зажиточным. Дома здесь делали настолько качественно, что после революции еще долго пользовались старыми зданиями. Построили было новую школу, да в 2011 году признали ограниченно работоспособной, при условии замены всех окон.

«Раньше наша школа располагалась в барской усадьбе, которой двести лет, – рассказывает завуч Татьяна Прищепа. – Тридцать лет назад нам построили новую, по южному проекту: большие окна, плоская крыша. И в этой школе мы постоянно мерзнем».

В прошлом году Большой Куяш достиг своего демографического дна: впервые за всю историю школы за парты сели 117 детей.

«В 1977 году у нас одних выпускников было 120 человек, – вспоминает завуч. – С 2003 года не стало параллелей. Сейчас всех классов у нас по одному. История села начиналась с 900 человек. Через двести лет снова к тому и пришли…».

Чудотворец

В каждой русской деревне должен быть свой мечтатель. Чудик. В Большом Куяше вы найдете его по воротам: на зеленый лист профнастила приземлилась кованая жар-птица, а внизу устроились ежики, и держат в лапках виноград. Соседи называют Алексея Жудина чудотворцем. У него буйная, детская и безграничная фантазия, при этом – золотые руки. Чудотворец первым из жителей Большого Куяша попытался взмыть в небо на самолете собственного производства.

«У меня эта мечта была с детства, – рассказывает Алексей Жудин. – В шестом классе я попытался сделать дельтаплан: утащил у отца полог – он его получил зерно прикрывать в грузовике. Модель не удалась, а отец меня хорошенько выпорол».

Ближе к сорока в чудотворце проснулся талант кузнеца, даже кузнечный молот он сделал сам, из подручных материалов. Его мастерская оснащена так, что Жудин вполне может отделиться от остального государства: в ней можно изготовить многое, а учитывая стопку журналов «Юный техник» – практически все.

И все-таки, истинная слава и звание чудотворца к Алексею Михайловичу Жудину пришло после его первого самолета. Деревянная модель с отличными аэродинамическими очертаниями, пять метров длиной, размах крыльев – семь метров. Такой агрегат однажды увидели односельчане в огороде у Жудина. Впечатленный глава сельсовета пригнал грейдер и расчистил взлетную полосу. Все было готово к историческому полету, но по пути на «аэродром» от самолета отвалилось колесо.

«Тогда я решил делать более прочную модель, из дюралюминия, – признается Алексей-чудотворец. – Деревянный самолет отдал на лодочную станцию, из него сделают катамаран. Планирую следующим летом все-таки взлететь. Жаль только от работы меня часто отвлекают: люди просят то оградку, то забор изготовить».

В данный момент Жудин трудится над надгробием, дизайн которого разработал сам. Шлифовать и красить железные цветы ему помогает жена Светлана.

«Он иногда так увлечется, что даже покушать прийти забывает, – вздыхает верная спутница жизни. – Вот я и решила ему помогать, вдвоем-то веселее».

Мы взяли с деревенского самородка обещание, что он пригласит нас на испытание нового летательного аппарата.

«Лёха, так ты давай сразу в космос! – дает свой наказ чудотворцу староста Александрыч. – Но сначала купол мне сделай».

Вот такая у нас получилась история про Большой Куяш. А может, Покровское? История о простых, скромных и несгибаемых людях, которые честно трудятся, мечтают, поют, иногда грустят. Но – не унывают. Потому что именно уныние – самый страшный грех. А все остальное можно пережить с Божией помощью…

Светлана Бацан  Фото: Анна Усманова, Евгений Аюпов

comments powered by HyperComments
Кунашак сегодня

Интересное












Евтушенко в моей жизни был всегда… Евтушенко в моей жизни был всегда…
http://monavista.ru/images/uploads/79b47d882a3689060ae4d57283ec8bbe.jpg
Письмо с моей фермы Письмо с моей фермы
http://monavista.ru/images/uploads/92eb5c9944f25688043feb2b9b01e0f2.jpg
Почему в России выросли продажи дорогих смартфонов Почему в России выросли продажи дорогих смартфонов
http://monavista.ru/images/uploads/08009197b894c4557dc9c7177e803f77.jpg